Луганский ополченец: «Я за свою страну буду бить, убивать».

Вчерашние события возле областного УМВД показали, что не все так гладко на «мирном поле» Луганской народной. С одной стороны председатель непонятного и невидимого органа – «Народного совета Луганской области» Андрей Андреев многократно подчеркивал, что пикет областной милиции – акция мирная, да так многократно, что, казалось бы, даже несогласные должны принять это как факт. С другой стороны вечером к зданию УМВД явились среди прочих и некие «бойцы» — в камуфляже, касках, бронежилетах, вооруженные, кто палками, кто маленькими лопатами, а кто и ножами. Они заявили, что Андрееву они не подчиняются и так и рвались брать штурмом неприступную твердыню милицейского управления, едва ли ни последнего свидетельства присутствия хоть тени власти в сумраке луганской анархии.

Справиться Андрееву было не так легко и с толпой безоружных митингующих, настроения у которых были неоднозначные. Тогда как одни предлагали закидать управление коктейлями Молотова, другие призывали к спокойствию. Тогда как одни расписывали оставшиеся закрытыми для них входные двери в милицию, другие призывали отказаться от подобного вандализма. Один из выступавших так молил присутствующих вести себя как положено, мол, вас же журналисты снимают, что не мог в своих увещеваниях обойтись без нецензурной лексики. Ни в одном предложении не мог обойтись.

Но больше всего поразили молодые ребята, как раз из этих «бойцов». К сожалению, давать интервью на камеру они отказались, как не хотели и называть себя. Прежде чем вступить с нами в диалог, долго изучали журналистское удостоверение. Ни в одном административном здании, никто никогда так тщательно не читал, что написано на ксиве.

На вид ребятам не больше 18 лет, хотя заверили они, что им по 22 года. Но тот факт, что во время событий у МВД, одному из них позвонила мама, вселяет сомнения в правдивость такого заявления. С мамой он, правда, говорить не стал. Сказал: «Мам, я тебя не слышу, я в шлеме». И положил трубку.

Все-таки хочется привести здесь полный текст нашей беседы с двумя молодыми бойцами, которая прервалась немного раньше, чем того хотелось бы. В стороне кто-то стал лопать воздушные шарики, и они убежали, подумав, что кто-то взрывает петарды.

 

Восход Медиа: Почему вы решили поддержать Армию юго-востока?

— Потому что это касается нашей жизни, нашей дальнейшей жизни, наших детей, защиты наших родителей, предков и всех остальных.

— Потому что мы устали жить так, как мы жили, мы устали смотреть на то, что творится в Одессе, в Славянске. Я лично с 22 февраля в луганской самообороне. Мы устали все это терпеть. События в Одессе нас привели в полный ужас. Как можно беременную женщину избивать и душить проводом? Это просто необъяснимо. Это даже не человек уже, я даже не знаю, как без нецензурной лексики, его назвать.

— Изверги.

— Да, изверги.

— Надоело просто жить в стране, в которой выплачивают на ребенка 230 грн. Как прожить целый месяц, купить ребенку обувь, одежду на 230 грн.? Но я не хочу сказать, что здесь вопрос касается финансов. Здесь вопрос касается больше всего дальнейшей жизни.

ВМ: Как вы видите будущее нашего региона?

— Наши требования – полностью перейти в Россию, чтобы мы стали Россией.

— Владимир Владимирович Путин сказал, что Донбасс перед тем, как войти в состав России, должен стать автономной республикой, как был Крым.

ВМ: Откуда у вас амуниция?

— На мне все личное. Имеется при себе военный билет, я служил в армии.

— А у меня не личное, а добытое в бою.

ВМ: В каком бою?

— Ну, я не буду рассказывать.

— Я скажу: был штурм на областном военкомате. Это просто добылось путем нахождения в бою средств оборонения. Каска, палка резиновая, щитки – все это является средством защиты.

ВМ: Скажите, а вы готовы пустить в ход ваше оружие?

— У него нет оружия.

ВМ: Нож – это не оружие?

— Дело в том, что так сказать…

ВМ: Готовы или нет?

— Да. Я за свою страну буду бить, убивать.

Добавить комментарий